«Ритм Азии»: Водные ресурсы Центральной Азии: расход большой, выгоды – минимальные

Лента новостей

«Ритм Азии»: Водные ресурсы Центральной Азии: расход большой, выгоды – минимальные

Страны Центральной Азии тратят большое количество водных ресурсов и энергии, при этом получают минимальные выгоды. Высокий уровень энергоёмкости и водоёмкости отмечается в сельском хозяйстве и промышленности. Об этом говорится в докладе Евразийского банка развития о регулировании водно-энергетического комплекса Центральной Азии.

 Радость одним, горе другим

Средняя Азия относится к категории регионов, где невозможно оспорить древнее утверждение вода – это жизнь. Ведь так здесь было на протяжении всей письменной истории человечества: тот, кто имел доступ к поливу огородов, тот бы сыт, а тот, у кого этого доступа не было, сильно ограничивал себя в потребностях, а нередко и голодал.

Именно здесь сформировалась арычная система орошения, при которой даже малейший ручеёк питал влагой достаточно крупные поля. Водой, что он нёс, пользовались по очереди, строго по времени перенаправляя его в искусственные русла-арыки, которые охватывали все земельные участки поселения. А изменение русла реки превращалось в трагедию не только отдельно взятых кишлаков, но и целых стран.

Примером данного тезиса может быть история столицы государства Хорезмшахов Ургенча. После изменения русла Амударьи город, разгромленный монголами, так и не восстановил былого величия и, в отличие от многих других городов Центральной Азии, длительное время пребывал в запустении.

Причём река не единожды в историческом плане меняла не только русло, но и место впадения. И в зависимости от того, куда она течёт – в Аральское море или в Сарыкамышскую впадину – менялся не только ландшафт, изменялась жизнь сотен тысяч людей.

Попытки облегчить водную проблему в районе пустынь Каракум и Кызылкум предпринимались не единожды, но вплоть до середины 1950-х годов масштабы этих попыток были незначительными и/или непродолжительными по времени действия.

Лишь в 1954 году началось строительство гигантского канала, который должен был принести воду на юг Туркмении, занятый Каракумской пустыней. Строительство Каракумского канала протяжённостью более 1400 километров, вобравшего в себя часть стока Амударьи, реку Мургаб, до того терявшуюся в песках, и некоторых других небольших туркменских рек, было официально завершено в 1988 году. Этот гидрологический объект в буквальном смысле преобразил юг Туркменистана, но стал и причиной экологических проблем в соседних странах – Узбекистане и Казахстане.

Дело в том, что с увеличением отбора воды для наполнения канала началось обмеление Аральского моря. По сути, Амударья из-за отбора воды на полив сельскохозяйственных земель (речь не только о Каракумском канале) в своём устье представляет собой сеть крошечных речушек, просто не способных наполнить это бессточное, с каждым годом мелеющее всё больше и больше озеро водой.

Похожие проблемы и у второй крупной реки, питающей Арал, – Сырдарьи: с 1960 года за счёт отбора воды на орошение её сток в устье уменьшился в 10 раз.

 Клубок противоречий

Специфика водопользования Центрально-Азиатского региона заключается в том, что реки, питающие его сельское хозяйство, зачастую текут через несколько стран. К примеру, исток упомянутого выше Мургаба находится в Афганистане. Практически весь сток Сырдарьи, текущей через Узбекистан и Казахстан, через Большой Ферганский канал, питающей значительную часть Ферганской долины и Андижанской области, а через Жанадарьинский канал – Кызылординскую область Казахстана, формируется в горных районах Кыргызстана, Таджикистана и Казахстана.

Из Кыргызстана, Таджикистана, Афганистана и Китая наполняется водой Амударья.

Сток реки Или, основного источника воды для начавшего терять объём озера Балхаш, формируется в горных районах Китая.

При этом обостряются противоречия между интересами стран, расположенных в верховьях центральноазиатских рек, с интересами государств, находящихся в низовьях. Дело в том, что пиковый сток приходится на весенне-летний период, а зимой большинство указанных рек мелеет. Но при этом многие реки, помимо орошения, используются и для выработки электроэнергии.То есть для генерации электроэнергии, пик потребления которой приходится на зиму, остро требуется за весну и лето накопить запасы воды в водохранилищах ГЭС. Естественно, это происходит в ущерб тем, кому она нужна для полива сельхозугодий, до такой степени, что, например, Узбекистан вынужден сокращать посевные площади из-за нехватки полива. В то же время для Кыргызстана и Таджикистана экспорт электроэнергии – важнейшая статья дохода. И они не могут не создавать запасы воды в водохранилищах, иначе придется сокращать выработку электричества.

Особая ситуация в Казахстане. Казалось бы, по его территории протекают крупные реки Тобол, Урал, Сырдарья и та же самая Или. Но и на его территории огромные пространства занимают пустыни и полупустыни, для обводнения которых воды из указанных рек просто не хватает.

В последние годы наметилась огромнейшая проблема с опустыниванием окрестностей Балхаша, вызванная сокращением стока реки Или: питающие её реки протекают в Китае, где их воды всё более активно используются для орошения всё расширяющихся посевов хлопчатника. И переговоры с КНР об их сокращении не привели ни к каким результатам.

Дальше будет только хуже

Естественно, специалисты Евразийского банка развития оценивали ситуацию с эффективностью водопользования сквозь призму стоимости кубометра воды. Отсюда и получилось, что кубометр её оказался наиболее дешёвым у Кыргызстана (0,842 долл./м3), который богат горными реками, а самым дорогим – у Казахстана (7,2 долл./м3) с его огромными пространствами, для орошения которых необходима серьёзная, весьма затратная инфраструктура.

Ситуация осложняется тем, что в низовьях рек, питающих Казахстан, Узбекистан и Туркмению, требуются сложные системы водоочистки для той части воды, что идёт на пищевые нужды.

Разумеется, в этом вопросе важна и сама система ирригации, которая в Центральной Азии, мягко говоря, далека от совершенства. Что ни говори, а значительная часть средств по доставке воды конечному потребителю расходуется вхолостую. Зачастую это всё та же проверенная тысячелетиями арычная сеть, в которой вода попросту без пользы впитывается в землю и испаряется с поверхности земли.Эксперты в один голос говорят об отсталости сельского хозяйства региона, об изношенности систем обеспечения населения питьевой водой. Высоки потери обветшавших систем централизованного водоснабжения.

Ситуация ухудшается ещё и за счёт того, что неконтролируемый водозабор привёл к снижению грунтовых вод и обмелению водоёмов. А использование удобрений и пестицидов, а также заражение грунта промышленными отходами существенно ухудшает качество даже имеющихся водных ресурсов, ведёт к необратимым экологическим проблемам. И при сохранении существующих систем водопользования ситуация со временем будет лишь ухудшаться.

Что делать?

Сложность ситуации с водоснабжением в каждой стране прекрасно осознают. Многосторонние и двусторонние переговоры об эффективном регулировании водно-энергетического комплекса и трансграничного сотрудничества ведутся с 1992 года, но, к сожалению, ни один из подготовленных за тридцать лет проектов соглашений по водно-энергетическому взаимодействию не получил общего согласования у представителей стран Центральной Азии.

Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев видит выход в создании Международного водно-энергетического консорциума (МВЭК). В этом вопросе его поддерживают и эксперты Евразийского банка развития, которые считают, что МВЭК Центральной Азии мог бы существовать в форме международной организации – юридического лица, созданного на основе международного договора.

«Альтернативно можно проработать варианты реализации МВЭК и его дочерних структур в рамках национального права. Возможна комбинация: сам МВЭК как международная организация, а отдельные объекты – в рамках национального права. Необходима юридическая проработка вопроса для определения наиболее гибкой и простой формы», - отметили в ЕАБР.

Как бы то ни было, но даже создание МВЭК является всего лишь «латанием дыр», не решающим системных проблем, приведших к ситуации, которая сложилась в регионе с быстро растущим населением.

Эксперты-экологи считают, что положение дел можно улучшить лишь путём преобразований, среди которых они предлагают коренную перестройку сельского хозяйства. Например, существенно сократить посевы хлопчатника и риса, заменив их менее влаголюбивыми культурами.

Требуется заменить устаревшие, водозатратные поливные системы на современные, принципиально новые, позволяющие значительно сокращать расход потребления воды. Необходимо строительство новых очистных сооружений и опреснительных установок, реконструкция и модернизация изношенных коллекторно-дренажных систем

Назрела насущная необходимость во внедрении в промышленное производство водосберегающих и возвратных технологий.

Это касается «водопьющих» стран. Но не обойтись и без преобразований в «вододающих». Совершенно необходима модернизация имеющихся и строительство новых электростанций в Таджикистане и Кыргызстане. Новое строительство ГЭС будут с трудом воспринимать в Узбекистане, но компромисса можно достичь за счёт выработки электроэнергии другими видами электростанций.

А для этого требуются гарантированные поставки топлива, которых лишены Кыргызстан и Таджикистан, – дело лишь в наличии стремления пойти навстречу друг другу.

Проблема недостатка воды в Центральной Азии не является неразрешимой. Да, она сложная, да, она требует серьёзных затрат, но речь идёт о будущем стран региона и ради него нужно искать компромиссы, договариваться, идти на взаимные уступки. Без этого, увы, никак не обойтись.

Подробнее: https://www.asiaplustj.info/news/centralasia/20230116/vodnie-resursi-tsa-rashod-bolshoi-vigodi-minimalnie

.

П\

 

 

Прочитано 291 раз Последнее изменение Среда, 26 Июль 2023 08:48
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

СВР

 

Служба водных водных ресурсов при Министерстве сельского хозяйства Кыргызской Республики

График

Рабочие дни:

Понедельник - Пятница с 9:00 - 18:00 

Выходные дни:

Суббота, Воскресенье

Контакты

Адрес:

Кыргызстан, Бишкек, 720055

ул. Токтоналиева, 4 "А"

Телефон:

+996 312 54 90-95 (приемная)

Факс:  

+996 312 54 90-94

E-mail:

svr@water.gov.kg

 

Top
We use cookies to improve our website. By continuing to use this website, you are giving consent to cookies being used. More details…